река Каспана

В горах над Ялтой.

В горах над Ялтой.

   Ялта надежно укрыта с севера амфитеатром главной гряды Крымских гор. Вершина гряды - плоскогорье, традиционно называемое яйла ("пастбище"). Действительно, на крымских яйлах несколько столетий в летнее время выпасали скот, зачастую, привозя его из далеких краев. И, в конце концов, довели их до состояния вытоптанной степи. Пересмотрели отношение к нашим горам в 1960-е годы, когда запретили выпас и занялись лесопосадками. Этому предшествовала долгая дискуссия ботаников -  был ли когда-нибудь лес на яйле, или нет. Пришли к мнению - скорее всего, нет. Да и не профессионалу сразу видно как тяжело деревьям приходится на яйле, насколько они изломаны и искорежены мокрым снегом и ураганными ветрами.
   Ай-Петринская яйла начинается от Байдарского перевала, продолжается на восток, затем на северо-восток, и через 25 км. у горы Рока переходит в Ялтинскую яйлу. Подъем на Ай-Петринскую яйлу начинаем из района Алупки по старой лесной дороге, именуемой в просторечье "еврейской". Здесь в августе 2007 года произошло огромное несчастье.
   В течении нескольких дней горел лес. Погибло два человека,  по данным крымского Рескомлеса пострадало 973 гектара заповедного леса.
   Официальной причиной пожара считается неумышленный поджог. Незадачливый отдыхающий из Харькова заблудился, сообщил об этом по мобильному в МЧС и разжег ночью костер, чтобы его было легче найти. С этого костра все и началось. Так и хочется спросить - если способен заблудиться в трех соснах, на кой ты поперся в лес один.
   Интересна была возмущенная реакция чиновников на высказывание крымского ученого-биолога А. Дулицкого о том, что так просто леса в Крыму не горят. Да, действительно, очень часто на освободившемся месте вырастают "хатынки" нуворишей.
   Через два месяца на месте трагедии.
 
  
   Ни травинки, ни птичьего голоса.

         Слава Богу, сотрудники заповедника проводят расчистку территории пожарища и возобновление леса. Весной им на помощь приходят вездеходники влюбленные в крымскую природу.

                             Джиперы на посадке леса.

        Но наш путь наверх. Несколько километров  по,  временами, крутоватой и размытой грунтовке и мы на перевале Ат-Баш-Богаз (Ат-Баш – голова лошади). Может быть, эта гора кому-то и напоминает голову лошади,

а может, там когда-то лежал её череп, кто его теперь знает.

                             Гора Ат - Баш.

         Прощальный взгляд вниз. Там Биюк-Исар, это и отторженец, с точки зрения геологии и укрепление (исар)

с точки зрения археологии.

                              Скала Биюк - Исар.

        На западе гора Спирады,

                                   Гора Спирады.

 где есть интересная старая дорога, обрывающаяся в пропасть. По ней когда-то подвозили на телегах лес

с северных склонов и сбрасывали вниз.

Там грузили на другие повозки и везли на стройки Южного берега.

                                   На обрыве. Вдали - ск. Биюк - Исар.

       На яйле, на севере от перевала урочище Беш-Текне (пять корыт).

Это самое обводненное место на крымских яйлах. Несколько карстовых источников наполняют водой два озерца.

                                  Урочище Беш - Текне.

       Глины, выстилающие дно котловины, не дают известнякам поглотить воду.  Место настолько уникально и интересно для гидрогеологов, что когда-то здесь был стационарный пост наблюдения Ялтинской геологической партии.

Более 15 лет здесь жили и работали мать и сын – Тамара Алексеевна Антонова и Алексей Федорович Соловьёв.

Тамара Алексеевна Антонова.

           (фото из архива Т. А. Антоновой. (статья и фотоальбом)).

 

Алексей Фёдорович Соловьёв, сын Тамары Алексеевны Антоновой.

               (фото из архива Т. А. Антоновой. (статья и фотоальбом)).

 

Приветливые люди с хорошим чувством юмора. Чего только стоил «хранитель» воды во дворе.

                                  "Хранитель воды".

         К несчастью как-то зимой Тамара Алексеевна, отправившись за продуктами в Симеиз,

попала в метель и погибла.

        Алексей уволился и уехал. Сотрудники Ялтинской партии стали дежурить на посту вахтенным методом.

Дом на Беш-Текне.

 (фото из архива Т. А. Антоновой. (статья и фотоальбом)).

 

Ну и, наконец, дом без хозяев сгорел. Несколько лет назад ещё печально стояли развалины

                                    Развалины дома.

 сейчас и того нет.

        Ещё раз напоминаем – с горами шутить не стоит. Даже летом на яйле может быть резкое похолодание с ветром и если не предпринять

экстренные меры легко получить смертельно опасное переохлаждение организма.

       На северо-запад от Беш-Текне расположено Центральное карстовое плато, где более 1300 карстовых воронок и более 200 полостей

.В этом лабиринте не то что бы дорога, тропа еле угадывается.

       В урочище, у родника уютное место для лагеря.

                                    Вечером в лагере.

       Наш путь на северо-восток, дорога выводит на кордон лесника, обозначенный на картах "Воронцовка", 
и далее к подножию горы Бедене-Кыр ("Перепелиный холм"), на которой издалека видны белые купола войск ПВО.
Всё, что к югу от дороги - это территория Ялтинского горно-лесного природного заповедника.
   В этом месте будет уместно сделать отступление.
   Друзья, наши маршруты частенько проложены по заповедным землям, и без соответствующих документов не советуем их повторять.
Встреча с охраной заповедника закончится неприятностью. Вообще, находясь на природе, старайтесь, как можно меньше нанести вреда.
Мы в чужом доме, который живет по своим законам. Громкий голос, растоптанное растение может иметь негативные последствия для его обитателей.
   Остановись, полюбуйся, но не тронь руками.
Это -  Фиалка скальная.
   Ещё снег кое-где лежит на яйле, а она уже цветет.
  
   А это чудо можно увидеть только на крымской яйле - наш эндемик - Проломник крымский.
Может расти практически на голых камнях и водички ему хватает от росы.
  
   Пересекая трассу Ялта - Бахчисарай, продолжаем движение по грунтовке на северо-восток. Более ста лет стоят на яйле
каменные стены, сложенные для снегозадержания.
 
  
   Шрамы на плато - это нитки газопровода, проложенного для снабжения южнобережья.
 
  
   Курс на куполообразную гору Рока, возвышающуюся над северными склонами яйлы. Высота её на сто с лишним метров более горы Ай-Петри. С высоты можно осмотреть верховья Большого каньона Крыма , но мы предпочли сделать это с другой точки. Обогнув Року справа спускаемся в седловину между ней и следующей горой со скалистой вершиной - Эндек. Мы находимся на границе между Ай-Петринской и Ялтинской яйлами. Слабонаезженная дорога взбирается на склон Эндека и затем начинает спускаться на хребет, ограничивающий с востока котловину Большого каньона. Не более 1,5 км. спуска и шикарная поляна горы Комвопло (Комбопло), откуда открывается панорама верховьев и начала теснины каньона.
 
  
   Выбираемся обратно наверх, объезжаем Эндек. Впереди просторы Ялтинской яйлы.
 
   
   За памятником погибшим партизанам,
 

после короткого спуска на северную сторону выезжаем на обширную поляну.
 
  
   Здесь туристическая стоянка, обозначенная на картах как "Кош". Вообще же урочище называется Восточный Беш-Текне (помните Беш-Текне км. 20 назад, так то был "Западный"). Здесь те же пять корыт для водопоя скотинки.
 
  
   Стянка, кстати, платная. Деньги не большие, но удобства налицо - чистота, лавочки и столики.
  
   Поведение посетителей леса на стоянках - это отдельная тема. Вызывает недоумение, когда видишь брошенный полиэтилен, битое стекло. Кто же вас надоумил в рюкзаке нести спиртное в стеклянных бутылках, может проще его перелить во фляжки ещё в городе? А то ещё бывает, группы давно уже и след простыл, а костер всё продолжает дымиться.
   Выбираемся наверх и движемся дальше. Дорога подходит к южной бровке яйлы.
 
  
   Под нами ущелье Уч-Коши Ялта.
 
  
   Познакомьтесь с еще одним обитателем яйлы - Cкальной ящерицей. Удивительно шустрые, лазающие без страха по вертикальным поверхностям создания. Типичный вид южных склонов и края плато.
 
  
   Три километра, и мы на горе Кемаль-Эгерек, одной из пяти крымских вершин высотой более 1500 метров.
 
  
   На северо-восток тянется на несколько километров отрог, увенчанный на конце скалами горы Басман. В этих местах не часто встретишь туристов. Дабы не возвращаться в город теми же дорогами, решаем проехать северными склонами на сёла Счастливое, Соколиное и далее на Ялту. Справа от хребта в глубоких оврагах рождается река Донга, это территория Крымского природного заповедника. Нам левее, в верховья реки Каспаны. Фото не передаёт в полной мере всё крутизну первого спуска.
 
  
   На въезде в лес, как последнее предупреждение: "Не ходи туда!"
  
  
   Действительно, путь оказался не из легких. Десятки новых, тупиковых лесных дорог, нарезанных для вывоза древесины. Мочажины, в которые погружаешься на всё колесо.
 

   Лужи и промоины метровой глубины.
 
  
   А ещё в наших горах можно встретить совершенно подлые препятствия.
   Проехал несколько десятков километров по лесным местам общего пользования (между прочим, конституционно закреплённых), животных и растения не трогал, хозяйственную деятельность в водоохранной зоне не вел, мусор чужой собрал и вывозишь, уже рукой подать до дома, а тут - на тебе шлагбаум.  
  
   Да ещё "удельного князька",  поставившего его, дома  нет, что бы открыть замок.  Резать как-то еще совесть не позволяет. Начинаешь, проклиная всё на свете, искать объезды по бурелому.
   Причем масштабы этого хулиганства в Крыму растут. Вот с кого горожанам надо бы пример брать. Что там запрещающий знак на улице - противотанковые ежи давай, растяжки с гранатами - " Живу я тута . Неча ездить".
   Друзья, это, конечно,  делается не по недомыслию, - во всем есть рациональный умысел. Гениально сформулировал когда-то Жванецкий: "Кто что охраняет, тот то и имеет".
   Ни кому не нужны чужие глаза. 
 

 

 

      С чем всех и поздравляем.
  До скорых встреч.



 

 

 

 

Вверх по Каче

   Вверх по Каче.


  Одна из самых живописных рек Крыма - Кача, зародившись высоко в горах, на склонах Бабуган яйлы, несет свои воды к Черному морю чуть южнее Бахчисарая. Усмехнетесь, прочитав "несет воды" и будете отчасти правы. Да, летом эту реку можно перейти почти, не замочив ноги, но осенью и зимой она с успехом заполняет водой искусственные водохранилища. А в паводок ревущий поток мощностью до 150 м.куб. в секунду, выворачивает с корнем деревья и сметает мосты.
        Самое интересное начинается за селом Предущельное, где река прорезает внутреннюю гряду гор.
 
 
  Слева над дорогой Качинский навес - стоянка человека эпохи палеолита. Поворот шоссе и перед нами начало узкого ущелья Таш-Аир ("Отдельный камень").  В устье ущелья расположен прекрасный каптированный родник, огромная каменная глыба над ним, кажется, полностью перегораживает проход. Но тропка есть, пройдя по ней наверх, мы под скальным навесом. Еще насколько десятилетий назад на камне можно было увидеть батальную картину (длиной до 10 м), выполненную охрой древним художником примерно 4 тысячи лет назад. Время и варвары на двух ногах сделали свое черное дело. К счастью, скрупулезные археологи скопировали для потомков эти рисунки. Люди живые и мертвые, оружие, испуганные животные. Сюжет наводит на мысль, что эмоциональный живописец древности передал трагические события нападения чужеземцев на жителей уютной качинской долины.
  Еще 300 метров по дороге и дух захватывает от увиденного. Впереди вздымается в небо корпус гигантского каменного корабля. На носу природный знак крестообразной формы, по борту "иллюминаторы" пещер.
 
 
  Это пещерный монастырско-хозяйственный комплекс Качи-Кальон. Кроме большого числа культовых и жилых помещений в прекрасной сохранности находится более 100 тарапанов - средневековых винодавилен. Так и кажется, что следующей осенью на эти скалы снова придет праздник молодого вина. К сожалению, уже не суждено в этих каменных корытах  давить виноградные грозди. В горной части главных крымских рек нет виноградных плантаций. Давным-давно ислам нанес крымскому виноделию серьезный удар. А в советское время в речных долинах остерегались высаживать виноград, опасаясь поздневесенних заморозков.
  Перед Качи-Кальоном, в овраге несколько лет назад основан мужской скит Св. Анастасии, куда можно подняться по тропе. Внутренний интерьер церкви выполнен в византийском стиле.
 
 
  Что бы увидеть святой источник и преклоненную перед ним вековую черешню в четвертом гроте, почувствовать сакральный дух этого места придется преодолеть довольно крутой склон, но сделать это надо непременно.
  На другом берегу реки, напротив Качи-Кальона уходит вверх Алимова балка. Кроме растиражированной сто лет назад легенды о логове разбойника Алимки, с балкой связаны действительно исторические находки. Под скальным навесом  стоянка древнего человека, рисунки и загадочные петроглифы выцарапанные на камнях, нашими далекими предками. На утесе следы укреплений и жилищ средних веков.
  Поворот дороги, проложенной вдоль реки, пару километров и слева над нами грандиозный утес - это городище Кыз-Кермен - "Девичья крепость". Название (обязательно обличенное в легенду) для крымской средневековой топонимики довольно характерное. Прекрасные девушки жили там и непременно падали вниз. Пещерным город не назовешь, всего лишь три помещения выдолблено в камне. А вот следом за ним настоящий пещерный город Тепе-Кермен. Пещер тут великое множество.
 
 
  С юга и востока обрывы его неприступны. Здесь располагалась цитадель - последний оплот защитников крепости. Следов её практически не осталось. Надо иметь ввиду, что свои тайны древние камни открывают только опытным специалистам, глаз обывателя может и не заметить в груде камней очертаний крепостной стены или церкви.
 
 
  Небольшие размеры и оборонительные преимущества этого плато позволили археологам предположить, что в отличие от Кыз-Кермена Тепе-Кермен был феодальным замком. Два христианских храма вырублены здесь в скалах.
 
       
  Попасть в крепость можно только с северной стороны по довольно крутой тропе, вьющейся среди леса и скал. На фотографии видны северный лесистый склон Тепе, а чуть правее скалистый хребет Кыз-Кермена.
 
        
  Пора далее в путь по долине реки Кача. Дорога несколько удаляется от реки, как бы освобождая место садам. Вот только эти знаменитые когда-то сады сейчас больше похожи на кладбища, они умерли за последние 18 лет. Новоявленным бизнесменам выгоднее завозить красивые, но малосъедобные фрукты из-за рубежа. К сожалению это касается всего Крыма.
  В селе Верхоречье асфальтированное шоссе опять приближается к реке, здесь в Качу вливается правый приток Марта. Ещё 3 километра и село Синапное, где дорогу перекрывает шлагбаум. Далее водоохранная зона. В месте слияния Качи и её левого притока реки Стили построено большое Загорское водохранилище.
 
 
  Отсюда по огромной трубе вода перекачивается в верховья реки Бельбек, в Счастливенское водохранилище, которое через  подземный туннель, более 7 километров длиной, пронзающий главную гряду Крымских гор, снабжает водой Южный берег Крыма.
  Дорога забирается вверх, не меняя правого борта реки с самого начала нашего путешествия. Асфальт здесь не ремонтировали десятки лет, поэтому езда временами как по бездорожью. На верху симпатичный перекресток, где дорога может увести опять к реке Марта.
 
 
  Затем спускаемся опять к Каче. Сама река и берега поражают чистотой (Водоохранная зона!). Из этих мест даже окурок сигареты увозим с собой.
 
 
  Ещё немного вдоль реки и открываются великолепные поляны и луга. Тишина, только шум реки и птицы. Для тех, кто был здесь лет 30 назад впечатление странное. В памяти большое, богатое село, одно из красивейших в горном Крыму - Шелковичное (до 1944 года -  "Коуш"). Сейчас от него практически нет ни каких следов (водоохранная зона). Тут Кача сливается с  левым притоком -рекой Каспаной.
 
 
  О былых угодьях села помнит только патриарх - грецкий орех, одиноко стоящий посреди поля.
 
 
  Далее Кача уходит восточнее и восточнее на территорию Крымского природного заповедника, принимая новые притоки, взбираясь наверх, на склоны Бабуган яйлы, где начинается маленьким родничком.