кордон Молочный

В заповеднике.


В заповеднике.

 

   Учитывая многочисленные вопросы посетителей сайта, хотим внести ясность по данному маршруту.    

   Он был эксклюзивным. Посещение же заповедника весьма регламентировано.

   В Вашей машине должен быть сотрудник заповедника, о ночевке речь не идет, и путь лежит, как правило,

по асфальтированным участкам дорог. Это - форелевое хозяйство, Косьмо-Дамиановский монастырь,

Чучельский перевал, Бабуган, Гурзуфская, Никитская яйлы и спуск в Ялту через Грушевую поляну. 

 


 

   Есть в Крымских горах сокровенное место, которое, посетив  однажды, вспоминаешь всю жизнь. 

Следов пожарищ здесь не видно, грунтовок для партизанской рубки деревьев сотнями по лесу не нарезано, выстрелов не слышно и, если ты порядочный человек, дикие звери доверчиво подпустят на близкое расстояние. 

   Вы догадались, речь идет о Крымском природном заповеднике.

  

Территория его горно-лесной части довольно велика около  35 тыс. га. 

   Попасть в заповедник можно несколькими дорогами,  но парадных, гостевых въезда только два, из Алушты и из  Ялты.       

   Знакомство с заповедником начинаем с кордона "Садовый".

   Когда все необходимые формальности в  алуштинском управлении заповедника выполнены, ворота гостеприимно pаспахиваются. 

   Сразу оговоримся, нас мало интересовали места массового посещения, как-то монастырь, форелевое хозяйство или Красный камень, мы едем в глухие места Заповедника.

   Три километра подъема по узкой дороге и мы на перевалеКебит-Богаз.

   Самый легкий перевал с Южного берега на север, на 150 метров ниже, чем всем известный Ангарский, проводящий основной грузо-пассажирский поток из Симферополя к морю. 

Буквально 1 км. спуска и мы в верховьях одной из самых "могучих" рек Крыма - Альмы.

Здесь развилка - наверх в Центральную котловину заповедника, где монастырь Косьмы и Дамиана, а вниз по течению Альмы в сторону форелевого хозяйства.

   К сожалению, всю прелесть этих мест,  передвигаясь по дороге, не увидишь. 

Так уж получается, прекрасное распознается издалека, и по времени и по расстоянию.

К счастью у нас есть возможность полюбоваться рельефом местности, отснятым с севера, со стороны Чатыр-Дага.

 

 

   Слева, на заднем плане массив Бабуган-Яйлы, от него отходит, изгибаясь в нашу сторону, хребет Конек. Справа гора Черная с отрогами.

   Между ними и находится Центральная котловина. Наш путь направо, вниз по Альме.
   Лишь кратковременная остановка у прудов с форелью, уже и смеркается, выехали поздно и видено это много раз.
Здесь все готово к приему "высоких" гостей  лавочки, столы и беседки.
 

  Ну, а форель, как всегда красива.

 

   10 км. с лишним по долине Альмы и мы у кордона "Терьер".

Табло на въезде предупреждает о наличии клещей, но и лещей тут тоже хватает.

 

    
 В трех больших прудах  даже утки плавают.
 

 


   Как ни красиво на Терьере, но пора в путь. До ночлега еще 7 км., уже с включенными фарами. 
   Легкий допинг, прямо на капоте и, -  вперед!

 

 

   Из долины Альмы сворачиваем в ее приток Сухую Альму и начинаем подъем.

   Уже почти темно, когда прибываем на кордон "Зеленый гай".

   Надо еще успеть растопить печь в гостевом домике и сварить традиционную шурпу у лесника.

Так что фотографировать будем уже с утра.

   Зеленый гай это огромная поляна размером с пару футбольных полей.

 


   Расположены на ней три домика для гостей, большая столовая, дом лесника и подсобные помещения.

Когда-то сюда приезжали поохотиться Генеральные секретари ЦК КПСС и их гости.

Так что домики были построены на славу.

 

      

   Две отдельные комнаты с паркетом и изразцовыми печами. Массивные дубовые двери.

Правда санузлы сейчас бездействуют, и электричества нет.

 


   Неподалеку от поляны озерцо с местом для отдыха.

Все достаточно скромно, учитывая, что бывали здесь люди, решавшие судьбы мира.

Да, другие времена, другие нравы. 

 


   Коль мы уже забрались в эти малопосещаемые места, утром решили заехать в самые дебри.
Вверх вдоль русла Сухой Альмы около 4км. и с торной дороги сворачиваем направо, в сторону кордонов "Молочный" и "Аммональный". На подъезде к Аммональному как призрак в глухом лесу стоит автобусная остановка. Так и кажется, что ее только что покинули пассажиры.

 

 

   Но нет, сейчас здесь никто не живет. Лет 30 назад тут  располагался небольшой санаторий,

а до него поселок по имени Шахты (или Чаир). Коротка и трагична была жизнь поселка.

   Однако все по порядку. "Шахты", "Аммональный" - эти названия наводят на определенные мысли. Так и есть, рядом находятся, ныне заброшенные, угольные Бешуйские копи.
То, что здесь, на склоне горы над глубокой балкой Чуюн-Илга,
 

 


имеются небольшой мощности залежи бурого угля, знали еще в конце XIX века.
   Уголек плохого качества, с низким содержанием углерода, но все-таки уголь.
Информацию об этом доложили барону Врангелю, горному инженеру по образованию.

   Шел 1920 год, белое движение было практически уже проиграно. Добровольческая армия во главе с

П.Н. Врангелем была заперта красными в Крыму, и он ввиду полного отсутствия энергоресурсов приказал начать разработку Бешуйского месторождения и проложить к нему узкоколейку от ж/д дороги Симферополь - Севастополь. 

   Полотно полностью построить так и не успели, и уголь вывозили подводами. 

  К сожалению, история отпустила Врангелю всего полгода для преобразований в Таврии,

тем не менее, это единственное место в России, где провели намеченную Столыпиным земельную реформу "Земля крестьянам".

   В 1921 году большевики узкоколейку достроили и основали шахтерский поселок. Жители поселка были убиты, дома сожжены, шахты взорваны в феврале 1942 года татарским карательным батальоном из соседнего села Коуш.
   После войны копи восстановили, и они до 1949 года исправно давали уголь.
   В наше время дорога до самой разработки уже не доходит, в русле ручья видна полуразвалившаяся каменная кладка, видимо от запруды.

 


   Из нескольких входов в штольни остался один, и тот не сразу найдешь.

 


   Далеко не пройти, дальше обвал, но крепеж каким-то чудным образом еще держит на своих плечах огромный вес.

 


   А вот и искомый пласт бурого угля.

 

    
   На склонах горы до сих пор видны угольные отвалы.

 

 

   Если там внимательно покопаться, можно найти кусочки любопытного минерала - гагата - разновидности бурого угля.  Греки его называли черный янтарь.

   Мягкий, смолистый,  легко обрабатываемый, он нашел применение при изготовлении недорогих украшений и поделок. Вот они два брата - слева кусочек угля, справа гагата.

 


   Возвращаемся к Сухой Альме и едем вверх в сторону горы Большая Чучель (слева)

 


к Чучельскому перевалу, где установлен один из многочисленных памятников крымским партизанам.

 

 

   Перед самым перевалом, в срезе грунта у дороги, открытая книга для геолога - "слоеный пирог"

из глинистых сланцев.

 


   С перевала около 7 км. извилистой горной дороги, и мы в Центральной котловине заповедника.
   Темнеет, короткая остановка у Косьмо-Дамиановского монастыря и дальше в Алушту.

 


   Непуганых животных мы насмотрелись вдоволь.
   Грациозных косуль и оленей, лис и зайцев. 
   На фото-"гарем", самец где-то рядом.

 


   Даже такой осторожный зверь, как кабан, дал себя сфотографировать.

 

 

   Маршрут нашего путешествия позволил увидеть классическую смену лесных пород в

Крымских горах. 

Южные склоны главной гряды занимают сосны Крымская и Обыкновенная.
 

 

 

   Сосна обыкновенная более устойчива к невзгодам и отдельные деревья взбираются даже на яйлу.

Диву даешься, когда видишь эти исковерканные ураганными ветрами и мокрым снегом,

но не сломленные деревья.

 

 

   Бабуган-Яйла имеет травяной покров, единичные деревья если и встречаются,

то в угнетенном состоянии.

 


   Северные склоны это царство лиственных пород, но как мы видим, сюда все же забираются сосны, равно как и буки встречаются на южных.

 


   Но конечно верхний пояс северного склона это буковые леса. Здесь редко встретишь другое дерево, да и трава под плотным покровом буковых крон почти не растет.

 


   Много молодых, однако, и такие могучие гиганты, метров по 25 высотой, не редкость.  

 


    Ниже по склону радуют глаз светлые дубравы.

 


   Слава Богу, что они пока есть. Ведь лес это жизненные ресурсы Крыма - это и вода и воздух. 
   Ялтинскому горно-лесному природному заповеднику не так повезло, от него отщипывают по кусочку.
Он ведь рядом с эпицентром вакханалии, творящейся на Южном берегу, где ежедневно валят вековые деревья, что бы очередной недоумок мог построить трехэтажную "хатынку", а то и 12-этажный дом на продажу.