мыс Опук

Записки натуралиста на Опуке.

 

Заметки натуралиста на Опуке.

 

(Дополнение к статьям "Хождение на Керченское холмогорье"  (часть 1),  (часть 2), "Дикие тюльпаны Крыма", "Ещё раз об Опуке" ).

 

   Прибрежная полоса Опукского заповедника всегда поражает своей суровой жизнью.
Берег у горы Опук (мыс Опук).


   Казалось бы, какое растение может выжить на раскалённом (время съёмки - середина июля), безводном песке.

   Тем не менее, синеголовник приморский приспособился к этим условиям. Однако и он нуждается в защите от нас людей, так как не растёт на окультуренных пляжах. На Опуке вполне нормально себя чувствует, да ещё и другим приют даёт. Бабочка из семейства голубянок собирает нектар.
Бабочка из семейства Голубянок.


   Тем же занята складчатокрылая оса.
Складчатокрылая (Настоящая) оса.


   Кузнечика не сразу и заметишь на синеголовнике.
Кузнечик на Синеголовнике.


   Самец земляной пчелы андрены.
Пчела Андрена.


   Бывая на Опуке, всегда навещаем большую колонию остроухих ночниц, как там себя чувствуют эти милые зверьки.
Ночницы остроухие.


   На этот раз нас ждала настоящая сенсация. Одна мышка оказалась альбиносом.
Альбинос.


   Явление чрезвычайно редкое среди летучих мышей. Единственное описание подобной находки в Крыму было сделано более 60 лет назад нашим студенческим педагогом - зав. кафедрой зоологии Крымского государственного педагогического института,  профессором  С.Л. Делямуре, светлая ему память.

   Как правило, животные, лишённые пигмента меланина, имеют меньше шансов на выживание среди сородичей, так что пожелаем этой мышке удачи.

Караларское побережье и мыс Казантип.

 

Караларское побережье и полуостров Казантип.

 

      Здравствуйте, незримые спутники наших экспедиций!

   Честно говоря, писать становится всё труднее. Ведь уже почти всё описано и запечатлено фотоаппаратом.

   А тавтологией заниматься не очень хочется. Но, тем не менее, будем пытаться найти новые ракурсы и слова.

 

        Итак, снова Керченский полуостров.

На этот раз -  Караларское побережье и полуостров  Казантип.


 

   Выехали к Азовскому морю в селе Курортное.

                                    с. Курортное.

     Село основано в XIX веке старообрядцами и называлось тогда Мама Русская.

Ничего особенного, но две природных достопримечательности там есть.

   Первая - это вытянутый на 500 метров в море забавный мыс Зюк.

                                     Мыс Зюк.

       Вторая - это довольно крупное (около 3км. в диаметре), но мелкое Чокракское солёное озеро.

                                     Чокракское озеро.

      Целебные грязи которого считаются лучшими в Крыму. Ещё в середине XIX века здесь была построена грязелечебница.

   Сегодня же просто добывают грязь для санаторных нужд.

   Цветовая гамма воды в озере подстать цветущей степи.  На переднем плане Шалфей дубравный.

                                       Берег Чокракского озера. Шалфей дубравный.

      Вот таким букетом встретило нас Керченское холмогорье.

                                        Чертополох.

      Держим путь на запад, вдоль берега. Мест в уютных бухточках,  пригодных для разбивки лагеря, достаточно.

                                       Бухта на Азовском море.

      Но вот обычно ласковое летом Азовское море встретило нас как непрошеных гостей.

   Кажется даже "Нефертити" в Генеральской бухте хмурит брови.

                                      Прибой.

   "Нифертити".

   Наконец, уже в сумерках, находим бухточку более-менее защищённую от порывистого ветра и располагаемся на ночь.

                                        Бухта на Азовском побережье.

      Вечером в лагере.

К сожалению,  утром шторм не утих.

                                        Шторм на Азовском море.

      Симпатичнейший эстуарий Сююрташской балки.

                                            Сююрташская балка.

      Подъём на 25 метров по вертикали, и мы на останках эллинского укрепления.

                                         Древнегреческое городище.

       Прощаемся с Караларом. Наш путь  лежит на полуостров  Казантип.

   Решили проехать по грунтовке вдоль Казантипского залива, а это двадцать с лишним километров довольно нудной песчаной дороги.

   У цели мы уже во второй половине дня. Документы на посещение заповедника в порядке и казантипский шлагбаум открывается.

   Первым из жителей нас встречает "жар-птица" по имени обыкновенный фазан .

                                         Фазан обыкновенный. 

      Фазаны – один из примеров удачной акклиматизации животных в Крыму.

      А это чудо природы сотворили дождь и ветер.

                                          Результат выветривания. 

           До захода солнца успели познакомиться с некоторыми местными обитателями, собирающими пыльцу на Лапчатке.

                                           Лапчатка.

           Муха- журчалка в качестве защиты формой тела и окраской похожа на пчелу.

                                            Муха-журчалка.

           Дикая пчёлка Прозопис  больше смахивает на осу. Это одиночная пчела, в отличие от общественных собратьев тело у неё голое и пыльцу приходится переносить в зобу.

                                            Пчела Прозопис.

          Вот и день подошёл к концу.

                                            Закат.    

       Это - скромная база администрации и охраны заповедника, где мы и остановились на ночь.

                                           База Казантипского заповедника.

       Кроме природных объектов, привлекающих внимание, на Казантипе, несмотря на его заповедность,

есть и рукотворные.

                                          Нефтяной насос-качалка.

       Да, да, это - нефтекачалки. Но, всё вокруг чисто и аккуратно.

                                         Нефтяной насос-качалка.

     Однако,  вновь пристально посмотрим себе под ноги.

   Так это же муравьи внимательно охраняют и пасут стадо тли. Они питаются их выделениями.

                                            Муравей, "пасущий" тлю.

      Рядом - Перламутровка Пандора – одна из самых многочисленных дневных бабочек Крыма.

Перламутровки легко отличаются серебристыми зеркальными пятнышками на нижней стороне задних крыльев.

   Пандора - красивая бабочка, но следует помнить, что именно её тёзка открыла сундук, из которого вывалились

все наши беды и несчастья.

                                             Перламутровка Пандора.

        Симпатичное растение, но как-то название подкачало – Синяк обыкновенный.

   Хотя чаще всего встретить его можно в замусоренных местах.

                                              Синяк обыкновенный.

        Бабочки семейства огнёвок отличаются чрезвычайным разнообразием образа жизни и поведения.

   Они могут быть и дневными и сумеречными и ночными. У некоторых видов гусеницы ведут водный образ жизни.

   Среди представителей семейства есть опасные вредители сельхозкультур, некоторые питаются

животной пищей, кое-кто даже бесстрашно ворует мёд из ульев.

                                              Бабочка-огнёвка.

        Над нами мелкий сокол – Кобчик высматривает добычу, а это в основном насекомые.

                                               Ястреб Кобчик.

        Одна из  казантипских бухт.

   На дальнем плане город Щёлкино, слева остов так и не построенной Крымской АЭС.

                                               Щёлкино. Вид с мыса Казантип.

        Среди многочисленных бакланов совсем одинокой выглядит Серая цапля.

                                               Серая цапля.

        А это секс на пляже, хотя тут им и место, ведь имя этих жуков - Скакун прибрежный.

                                               Скакуны прибрежные.

       Пора покидать  Казантип и на прощание ещё несколько зарисовок.

   Один из самых красивых дикоросов Крыма  - Гвоздика головчатая.

                                              Гвоздика головчатая.

       Мухи Тахины ведут активный паразитический образ в основном на других насекомых,

многие из которых являются вредными с точки зрения человека.

                                              Муха Тахина.

        Паук-волк  ловчую паутину не плетёт, бродит в одиночку по своей территории и, увидев жука или муху,

в прыжке бросается на добычу.

   А вот для охраны потомства вокруг яиц плетётся кокон.

                                               Паук-волк.

      Покидая Керченский полуостров, увидели потрясающую картину. Казалось, конца и края нет фиолетовому покрывалу.

                                      Живокость восточная.

      При ближайшем рассмотрении оказалось, что это Живокость восточная.

   В садоводстве живокости чаще называют дельфиниумом. В народной медицине используют для лечения суставов.

   В конце весны и начале лета образует в степном Крыму огромные поля.

                                       Дельфиниум (Живокость восточная).

     

P.S.  Каждое лето мы бываем с научными целями в  Опукском заповеднике.

В предыдущих репортажах он описан довольно подробно.

   Посему просто несколько фото 2015 года.

      Вид на мыс Опук с востока.

                                        Мыс Опук. Вид с востока.

      Неподалёку есть заброшенный карьер, где когда-то добывали гипс. Так он выглядит в природе.

                                        Гипс (минерал).

       Ну а это - визитная карточка Опука и окрестностей – Розовые скворцы.

Шумно и деловито на наших глазах обнесли дерево шелковицы.

                                        Розовые скворцы.

       Вот, пожалуй и всё на этот раз.                                           

    

Дикие тюльпаны Крыма.

Дикие тюльпаны Крыма.

 (09-11 апреля 2014 года).

   Стало доброй традицией раз в году выезжать на Керченский полуостров.  Апрель, ранняя весна, но погода хорошая,

на душе ещё светлей - меньше месяца прошло со времени судьбоносного для крымчан референдума.

Едем наблюдать цветение диких тюльпанов. Первая остановка на юго-западе Керченского полуострова, мысе Чауда.

В советские времена здесь располагался строго охраняемый объект - полигон по испытанию вооружения

типа "земля - море" и "земля - воздух". В последние годы разруха, несмотря на бодрую вывеску.

                            

                                

   Да и славно, так как единственно чем здесь отличились украинские вояки, это сбили над морем пассажирский самолет Ту-154 (похоже, становится дурной традицией).

     Уже несколько дней как полигон снова ожил.

     

     Самое большое поле цветущих тюльпанов Биберштейна увидеть не удалось, оно на "запретке".

Но немногочисленные куртинки порадовали своим видом.

    Начинается фотоохота.

   Вот они - маленькие жизнеутверждающие вестники весны.

   На мыс Опук добираемся уже под вечер. Поскольку охрана заповедника в это время года

свой лагерь ещё не разбивает, мы становимся у их очага.

    Последние лучи заходящего солнца.

    Садится оно за мысом Чауда и Феодосией.

   Наутро близкое знакомство с обитателями заповедника - животными и растениями.

   Рядом с лагерем прямо на песчаном пляже обычное для Крыма, однако, симпатичное

растение яснотка стеблеобъемлющая.

    Пляж сложен из перемолотых прибоем раковин различных моллюсков. На фото раковина типичного

представителя нашей морской фауны двустворчатого моллюска - мидии. На ней целое общежитие других

обитателей моря.

Это усоногие раки балянусы. Выстроив свои домики, они навсегда остаются их узниками.

Из отверстий торчат только мохнатые ножки, которыми они загребают воду с какой либо пищей.

    Поднимаемся немного выше и наконец, на обрывистых склонах Опука тюльпаны Шренка.

     Оттенки разные, но все они воистину прекрасны.

   На сухих склонах мыса Опук встречается горицвет летний (адонис).

Горицвет летний (Адонис).     

   Удивительная новость. Сотрудники заповедника утверждают, что в гротах среди этих скал снова

видели тюленя-монаха.

     Если это так, то это первый случай за несколько десятков лет. Конечно, речь о восстановлении популяции

пока не идёт, но, тем не менее, это чуду подобно. За последние годы природа привыкла только терять.

     Переходим на материковую часть Опука. Здесь весеннее разнотравье.

Первыми попадаются ирисы и в фиолетовой и в желто-цветковой формах.

    Рядом на одичавшей груше собирает пыльцу пчела андрена.

    Малюсенький, ростом со спичечный коробок, трогательный цветочек незабудка греческая.

    И тут среди травы что-то грозно зашуршало. О, так это хозяин горы - желтобрюхий полоз.

Самая большая крымская змея - до 2 метров длиной и довольно агрессивная. Ползает он быстро,

и сфотографировать - ну невозможно. Поэтому пришлось взять змея в руки, не взирая на его возмущение.  

Минуту пообщались (прости, змей) и отпустили, чтобы не обиделся. 

     А вот деловитый земляной шмель облетает живучку восточную.

    Идем вверх на плато горы. Ещё одно интересное растение - вечерница печальная.

Вечерница потому, что раскрывает цветы и начинает пахнуть вечером и ночью (особенно её сестра ночная фиалка),

а печальная потому, что со временем привлекательные цветы теряют окраску.

  

   Чуть поодаль валериана клубненосная, любимая растительная пища котов.

   Вот и плато горы Опук со шрамами тектонических расселин.

   Знакомые уже нам тюльпаны Биберштейна.

    Стены античного города Киммерик.

Гораздо лучше сохранились каменоломни, где добывали камень для этих стен.

   

А это их обитатели - летучие мыши остроухие ночницы. Ещё немногочисленная, но вполне активная колония.

Тоже вестники весны, ведь зимних колоний на Опуке не наблюдали (возможно, из-за открытости убежищ

холодным морским ветрам). Стало быть, недавно прилетели.

    Тихонько уходим, дабы не тревожить зверьков.

    Выше нас только небо и журавли. Самое время для весенней миграции серых журавлей.

    На прощание ещё одна диковинка. С запада Опукский заповедник замыкает Кояшское озеро.

То, что Вы видите на фото не снег в апреле, это соль. Почти все озёра на Керченском полуострове солёные

или горько-солёные. И, тем не менее, среди залежей соли встречаются живые растения.

    Грядёт весна и снова хочется на Керченский полуостров. Наверное, поедем.

Ещё раз об Опуке.

 

 

 

Ещё раз об Опуке.

   Прошедшее лето оказалось необычайно скудным на путешествия, всего одна машина  была на ходу.    
   Но на Опуке мы все равно, снова побывали. Скажите - середина лета не лучшее время для
путешествия на Керченский полуостров, согласны, весеннего разнотравья уже нет, но уж очень
хотелось. Летом на въезде в заповедник навес, где дежурит сотрудник охраны.
   За определенную плату, соблюдая правила на Опуке можно побывать.
   У нас своя задача - маленькая экологическая и историческая экспедиция во главе с доктором
биологических наук.
 
    В отличие от прошлого года, лагерь разбиваем не у родника, а на берегу моря.

    Единственная тень от единственного дерева - лоха серебристого. Здесь и расположились.

 

   Выезд на песок, сразу грозит включением второго моста, иначе с места не сдвинуться.                          
  
   Солнце заходит, быстро устраиваем лагерь, купаемся в море (до него 40 метров) и ужинать, все дела
уже завтра.
 

 
  
   Первый выезд делаем на пересыпь, отделяющую Кояшское озеро от Черного моря.
   Вот она видна над капотом машины.
 
  
   На косе, вид с запада на восток, на  Опук.
 

   Песчаный берег довольно низок, поэтому, после зимних штормов, останки морских обитателей
(как этого молодого дельфина) можно увидеть довольно далеко от уреза воды.
 

   Жить на чистом песке не сладко даже таким устойчивым растениям, как Подмаренник и Льнянка.
   Вот как распластались.
   Несмотря на июльскую жару и засуху, природа все-же радует глаз разнообразием красок.
   На дальнем плане не снег, это ослепительно белая соль Кояшского озера.
 
   Медленно, с достоинством  Болотный лунь обследует свои охотничьи угодья.
 

   Приличный запас воды всегда есть в машине, но быть на Опуке и не посетить родник нельзя.    
   Единственный источник питьевой воды (отменного качества) расположен на южном склоне горы.
 

   Езды 10 минут, да и подъем всего лишь на 60 метров, но какова разница между песчано-ракушечной
пересыпью и самим массивом. Вот тебе и унылый Керченский полуостров. Не зря это заповедник.
   От родника до скалистого берега моря ходу три минуты, однако, разбить лагерь здесь не разрешат,
даже стол с навесом разобрали, дабы не было соблазна.
 

   В этом году плоды и ягоды поспели почти на месяц раньше. Вот и тёрн в конце июля уже аппетитно
выглядит.
 
 
  Еще одно растение невольно обращает на себя внимание - это кермек. Вокруг все вымерло, а ему
засуха нипочем. Листочки зелененькие, цветочки синенькие. Дело в том, что корень у него уходит в
глубину метра на четыре.
 

   Эфедра двуколосковая тоже созрела на полтора месяца раньше. Из веточек близкого вида готовят
лекарство эфедрин. Мы же желаем всем почаще общаться с природой и не болеть.
 
   Наконец мы приступаем к главной части нашего путешествия - посещению плато горы Опук, высота
которого 183 метра над уровнем моря. На западном склоне в 5 веке до н.э. греками был основан
город Киммерик.
   На верхнем плато, как полагалось в те времена, была устроена крепость. И сейчас еще можно
увидеть остатки мощных оборонительных стен, фундаментов помещений и осколки керамики.
 
 
   Старые каменоломни, где добывали камень греки, еще долго использовали последующие поколения.
 
   Сегодня их "охраняют" летучие мыши. Летом здесь всегда обитает крупная колония остроухих ночниц.
 
  
   Эти миролюбивые зверьки приносят существенную пользу, поедая кровососущих и приносящих
вред растениям насекомых.
 
          

   А вот это животное действительно может охранять свою территорию. Когда мы собирались на Опук, прочитали несколько панических сообщений в Интернете о массовом размножении здесь

пауков каракуртов, дескать, некуда ногой ступить, чтобы не быть укушенным, иногда даже со

смертельным исходом. Искали их долго и безрезультатно. И вдруг в катакомбах нашли самку с двумя коконами.

   Вот радость то была.

 
   Соленное Кояшское озеро в наши дни отделено от моря пересыпью шириной 100 и более метров.
Но историки предполагают, что в античные времена оно соединялось с морем, и там была городская гавань.
 

   На скалистом мысу, где начинается песчаная коса, археологи достоверно определили нахождение небольшого маяка.
 

   В конце 3 начале 4 века н.э. город был покинут жителями. Что случилось? Остается только
предполагать, история об этом умалчивает. Нашествие врага - в те времена очень даже возможно.
Но есть еще одна интересная версия. Если пройтись по массиву и внимательно присмотреться (особенно если имеешь кое какие познания в геологии), то увидишь гигантские шрамы былой
 катастрофы, скорее всего сейсмического происхождения.
 

   Когда рассматриваешь космические снимки Опука, вызывают недоумение странные отпечатки на

плато горы.  

 


   На земле это выглядит следующим образом.
 
 
     Эти насыпи наделало министерство обороны. Дело в том, что нынешний заповедник долгие годы  был закрытым военным полигоном.  Благодаря этому факту мы можем видеть Опук в его первозданной красоте.                                      

Хождение на Керченское холмогорье. (Часть 2).

                                                                         Хождение

на Керченское холмогорье.

Часть 2.

 Итак, с потрясающего мыса Опук наш путь на север и северо-восток, к селу Бондаренково  (бывш. Булганак).
   По прямой всего-то около 50 км., но по дорогам набирается все 90.
   В переводе с тюркского Булганак - мутный, грязный.
   И точно, чуть севернее села грязи предостаточно, здесь в Булганакской впадине расположен известный памятник крымской природы - группа грязевых вулканов.
   Сама впадина представляет собой кальдеру (исп.- котел) большого грязевого вулкана.
 


   Сегодня он действует в виде небольших, до нескольких метров в высоту сопок, периодически выделяющих горючие газы и холодную грязь.
 
   Булганакские грязи представляют интерес и для медицины и для химической промышленности.
   В прошлые времена их даже кое-как использовали, но сегодня об этом даже страшно подумать. Никогда еще наша природа не знала к себе столь варварского отношения, как ныне.
   Поэтому -  тсс, никому ни слова.    
   Безобидные на первый взгляд вулканчики, неоднократно поглощали людей и животных, во время войны здесь ушел в глубины земли немецкий танк. Так что осторожность надо все-таки соблюдать.
   Движемся далее, на северо-запад, к Азовскому морю.
   Уже вечереет, а нам за мыс Зюк, виднеющийся вдали.
 
    У основания мыса - село Курортное с прекрасными песчаными пляжами. Не мы первыми обосновались на этом месте - в античные времена здесь располагалось большое греческое поселение. Вообще побережье Керченского полуострова было довольно плотно освоено древними греками - гражданами Боспорского государства, столица которого - город Пантикапей располагалась на территории современной Керчи.       Нам еще предстоит на пути увидеть развалины древних городищ. Античная колонизация побережий Средиземного и Черного морей, явление уникальное.
   Как образно писал греческий комедиограф Аристофан, "греки расселись вокруг Средиземноморья, как лягушки вокруг болота".
   Западнее Курортного расположено довольно большое (до 4 км. в диаметре) мелководное соленое Чокракское озеро, отделенное от моря узкой песчаной пересыпью.
 


 

   Лет 70 назад здесь выпаривали поваренную соль, а сейчас добывают целебные грязи, превосходящие по ценности знаменитые сакские.
   За озером берег моря изрезан множеством необычайно живописных скалистых бухт.
 


 

   Солнце садится в море, и мы выбираем одну из уютных бухт для разбивки лагеря.
 

 

   С утра берег предстает перед нами во всей красе.Еще не выжженная летним солнцем изумрудная трава подступает к самому песчаному пляжу.
 
     
 А там раздолье для любителей собирать экзотические ракушки. Каких  только нет.


 
  
Скалы, обработанные ветром и водой, поражают причудливостью форм.

   Пора в путь. Он лежит на запад, по прибрежной части Караларской возвышенности.
   Когда-то здесь был обширный полигон при Багеровском военном аэродроме, благодаря которому и сохранились целинные земли. Сегодня это Природный заказник, посещение которого требует соблюдения определенных правил поведения.
   Как мираж в безлюдном ландшафте возникает газовая станция (эжекторная установка), да еще и с вертолетной площадкой.   
   За ней, на берегу бухта Широкая. Сюда из воды выползает стальная газовая магистраль, протянутая от Восточно-Казантипского месторождения по дну моря.
 
   Широкую народ давным-давно переименовал в Генеральскую. Здесь любили отдохнуть высокие военные чины, обитавшие или приезжавшие в Багерово.
   А приезжали многие, ведь в прошлые времена именно из Багерово вылетали самолеты с образцами ядерного оружия для испытания на дальних полигонах страны.
   В бухту стоит спуститься, она одна из самых удобных и красивых на побережье. Даже есть колодец с питьевой водой.
 
 
   Через пол километра на запад от станции дорогу пересекает Серная речка. Питается она солеными сероводородными источниками двумя километрами выше по течению.
 
 
  Около 8 км. пути вдоль берега и мы в устье Сююрташской
балки
. По дну балки течет ручей, схожего происхождения с Серной речкой.  
 

 

   Для преодоления песчаной пересыпи приходится включить второй мост в УАЗе. Короткий подъем.
   Внизу среднее течение Сююрташского ручья.
 
 
   А рядом с дорогой, на плато, на высоте 50 м. над уровнем моря
античное городище, называемое археологами Золотое (восточное). На самом обрыве находилось укрепление, защищавшее поселение со стороны дороги.
 
 
   Городище, занимавшее территорию около 2 га, довольно прилично вскрыто археологами под руководством   А.А. Масленникова. Но и сейчас там можно найти много артефактов возрастом более 2000 лет.
 

 

 

 

      Стоя на обрыве, были вознаграждены видом необычайно красивых водоплавающих птиц, занимающих в систематике положение между гусями и утками - пеганок.
 

 

   Птицы настолько интересны, что позволим себе рассказать о них подробнее.
   Зоологи их называют земляными утками, местные жители галагазами.
   На земле эти крупные утки чувствуют себя еще уверенней, чем в воде, бодро ходят и быстро бегают. Гнезда устраивают, зачастую далеко от берега, в любых полостях, и под полом в сарае, и в ямке, и в расселине.
   Но самое удивительное, и в норах животных: барсука, лисицы, кролика, иногда в соседнем помещении от хозяина.
   Решили не посещать полуостров Казантип, где расположен природный заповедник.
   В следующий раз побываем, и так слишком много впечатлений для одного путешествия.   
   В селе Золотое выезжаем на асфальт.
Километров 80 пути и мы в основании Арабатской стрелки, месте нашего последнего лагеря.
   И это логическое завершение путешествия, отсюда на юг идет Акмонайский перешеек, отделяющий Керченский полуостров от остального Крыма.
 
 
   Арабатская стрелка - узкая полоска суши, протяженностью 110 км. из песка и ракушек, отделяющая Азовское море от озера Сиваш, соединяет Крым с Херсонской областью.
   Конечно, местность не радует глаз так, как это было в предыдущие дни нашей экспедиции.
   Но буйство цветения мака хоть как-то компенсирует досаду оттого, что не застали цветение дикого тюльпана Шренка на горе Опук.
 

 

   И, само собой, разумеется, историческая достопримечательность - средневековая турецкая крепость Рабат (по смыслу соответствует русскому понятию застава).
 
 
   В те времена Крым был захвачен Османской империей и она, совершая военные вылазки на север, в то же время всячески пыталась оградиться укреплениями от могущественного соседа -  России. Однако ничто не помогло, в 1771 году русские войска взяли крепость, а через несколько лет и вовсе выгнали турок с полуострова.
   Крепость построена как многоугольник так, что стрельбу из орудий можно было вести с нескольких сторон, обнесена земляным валом и рвом по всем правилам фортификационной науки.
 
  
      О крепости еще несколько раз вспоминали, как о военном  объекте - во время Крымской, Гражданской и 2-й Мировой войн. Сегодня, одинокая и заброшенная, она оживает только в летние месяцы, когда на Арабатскую стрелку приезжают отдыхающие "дикари".
   На следующее утро в дорогу, до Ялты не близкий путь.
  
                  "До свидания, до будущих встреч!"-
                     - напутствует нас пара Белых аистов.